Знакомься это моя семья но же камни

Book: Песнь молчаливых камней.

знакомься это моя семья но же камни

Сама сполна нахлебалась, не хочу, чтобы мои дети жили в нищете. Но детям это не помогло - чего только не делала Ши'А, однако камни остались. Read Знакомьтесь, моя семья. from the story Чёрный ангел и Белый демон. by Kotik_Lyutsifera . Рядом с порталом стоял мотоцикл Юстии. На неё она и передвигалась в этом мире, так Сам дом был из адского камня с мрамором . -Кстати, знакомься, - повернулась она к парню, - это моя сестра Розалин. nyam_nyamki Смотрите также: Японский фейерверк Пузыри пускает Поломал девушке жизнь.

Лучше я проведу в вонючих подземельях еще тысячу лет, чем снова заплачет Арлил кровавыми слезами. Несчастные жители Арлила, простите ли вы когда-нибудь мою оплошность?

Я не мог знать, что добрый и отзывчивый поначалу юноша так поступит с Драконом… Откуда… Тысячу лет я жду рождения нового Хранителя, и все это время меня терзают воспоминания об ужасах, сотворенных прежним Коричневым Лордом.

Кровавым смерчем прошелся Хранитель по планете, отбирая жизни у невинных. Что это за звуки, Дух? Я узнал бы этот звук из тысяч других - плач новорожденного. Добро пожаловать в этот мир, Хранитель! Зная, что тебя ждет, я тебе не завидую. Но я буду ждать тебя, ждать твоего взросления. Ждал ведь тысячу лет, и еще немного подожду.

Удачи тебе, малыш… Коричневый Меч Перемен Безнадежностей. Из законов Мерфи Глава 1 Зажигалка сработала только на третий. Кончик сигареты красным светлячком запрыгал в темноте.

Я затянулась и с шумом выдохнула. На лбу выступила испарина, по спине побежали капельки холодного пота. Рука заметно тряслась, вычерчивая в темноте огоньком сигареты замысловатые фигуры.

Сидя на широком подоконнике и глядя на ночной город, я вспоминала сон, из-за которого проснулась. Жуткий сон… Его отрывки так и стоят перед глазами. Состояние после кошмарного сна жуткое, тревожное, словно и не приснилось все, а произошло на самом деле. Я вижу его не в первый раз, этот сон преследует меня уже второй год. Всякий раз он начинается по-новому, но заканчивается одинаково. В темном подвале, при тусклом свете факелов избивают молодого мужчину, привязанного за руки к перекладине.

Под градом ударов, наносимых железными палками, его тело превращается в окровавленный кусок мяса с переломанными костями. Из разбитых губ вылетает стон, от которого у меня сжимается все внутри. Но хуже всего, что дикая боль рвет и мое тело. Сходя с ума от невыносимых страданий, я перестаю понимать, кто из нас двоих кричит, чье тело увечат. Острые вспышки боли туманят наши рассудки, но стоящие рядом маги не позволяют сознанию отключиться, не дают возможность окунуться в спасительное забытье.

И я, и этот несчастный, мечтаем только об одном - скорее бы все закончилось и нам дали спокойно умереть. Пронизывающая, жгучая боль, резкий запах паленого мяса - и мышцы сводит в агонии. Хриплый стон вырывается из растерзанного горла.

Или все же моего? В этом кошмаре сложно разобрать, где, чьи эмоции. Скорее бы убили, сил больше нет терпеть пытки… Вот чьи-то безжалостные руки рывком наклоняют вперед голову несчастного, и тупая шершавая сталь входит в тело, разрывая плоть и ломая позвонки. Боль огненной стрелой проходит вдоль позвоночника… моего… От такого сна не то, что проснешься в холодном поту, вскочишь с кровати с диким криком.

Теперь точно не могу уснуть, потому что знаю, чем заканчивается ночной кошмар. Придется терпеливо ждать, когда боль полностью исчезнет. Пробовала заглушать ее таблетками, но никакого эффекта. До тех пор, пока боль в теле сама по себе не пройдет, даже не стоит пытаться что-либо предпринимать. Буду сидеть на подоконнике, и смотреть, как просыпается город. Вы когда-нибудь это видели? Темные дома с черными глазницами окон, сливающиеся с гранями ночи, становятся слегка размытыми, серыми.

То тут, то там загораются огни. Улицы постепенно оживают, просыпаются. Солнце медленно поднимается из-за горизонта, заливая светом пространство. Я люблю наблюдать за этим превращением, оно дарит неосознанную надежду на новую жизнь. Чужая боль тысячами игл-воспоминаний пробежалась по позвоночнику.

Что эти сволочи творят с тем несчастным парнем, а? Рука невольно сжалась в кулак. В коридоре послышались мелкие, шаркающие шаги. Приглушенное покашливание, переходящее в гортанные хрипы, раздалось возле моей двери. Звуки, напоминающие гудок паровоза, заставили вздрогнуть - это моя соседка по квартире сморкается в край засаленного халата. Весь дом провоняла, гнида, - прошипела за дверью баба Нюша.

Детдомовка… Как жутко звучит это слово в шесть лет. Детдомовка… Как больно хлещет оно в двенадцать. Детдомовка… Как рвет сердце в восемнадцать. И говорю это гордо в двадцать два. Я прошла через все круги ада и выстояла. Эта обшарпанная комнатушка в коммуналке - все, что смогло дать мне государство, об остальном я позаботилась. Не сломалась и выстояла. Теперь вот живу в маленькой двухкомнатной квартире хрущевской пятиэтажки на пару со старой и вечно всем недовольной бабой Нюшей.

Ее собственные дети редко тут появляются, потому что не имеют ни малейшего желания общаться с матерью. А если и забегают на пять минут, то с одной целью - узнать, померла старушка, или еще коптит небо.

Только долго им ждать придется - бабка помирать не собирается, она за жизнь двумя руками держится. А дефицит общения баба Нюша пополняет. Каждый день устраивает склоки, все время ворчит и угрожает милицией.

Старухе за семьдесят, но фантазия у нее неуемная и богатая. Даже не знаю, чего ждать от нее в любой момент. Одного не пойму - откуда берутся люди, которых хлебом не корми, только дай причинить боль другому? Или это по принципу - сделал гадость, на сердце радость? Зачем, ну зачем ты, баба Нюша, постоянно режешь по живому, без устали напоминая мне, кто я такая? Да, меня воспитало государство, а не родители, но разве это так важно? Ведь я единственная из группы номер пять, кто смог поступить в институт, пусть и на вечернее отделение, но поступить!

Одна из немногих, кто не опустился, не превратился в шваль, не потерял человеческое достоинство. Да, детдомовская, но цену себе знаю! Шарканье старушечьих ног стихло - значит, притаилась, как партизан, возле моей двери. Я представила, как бабка трясет кулаком в мою сторону. Пусть грозит, жалко что ли… Лишь бы опять на двери пакость рисовать не стала, гробы там всякие, кресты. Тяжело потом все это дело отмывать, да и неприятно до жути.

Откуда у бабки такая краска? Воняет мерзко и въедается так, что не отдерешь. С довоенных лет хранит, что ли? А дверь моя и мне ее жалко. Но даже выходки соседки, мелочи по сравнению с тем, что творилось у нас в приюте.

После того, как меня вместе с остальными одногруппниками торжественно и с почестями выставили из детского дома, - ибо совершеннолетние, нечего лопать казенные харчи, - я пребывала в состоянии эйфории. Теперь я принадлежала самой себе, а не стае малолеток. Детские банды - самые беспощадные, самые жестокие. Принцип выживания у стаи один - нападать всем скопом, как это делаю шакалы, и рвать на части без сострадания.

И никто из взрослых не заступится, ни у кого не появляется желание влезть. Кому нужны брошенные щенки? Вот и приходилось молча переносить все унижения. В детских бандах жестоки все: У меня была подруга… Была… Чем Олеся не приглянулась Люське, мне до сих пор непонятно. Впрочем, теперь это уже неважно. Леси нет, и я никогда больше не услышу ее звонкий смех. Люська, будучи старше нас на два года, считалась в детском доме "центровой", то есть главной.

Любимым ее занятием было издеваться над теми, кто не мог постоять за себя, дать сдачи. Мою подругу она откровенно ненавидела и старалась при любой возможности причинить ей боль. До выпускного Олеся не дожила - повесилась в туалете, не выдержав издевательств. Я ревела месяц, не меньше. В душе бушевал ураган ненависти и желания разорвать Люську руками, зубами.

Унизить ее точно так же, причинить боль в сто раз сильнее. И осознание собственного бессилия вызывало еще большую злобу. Безнадежность стальным ошейником перехватывала горло, мешая дышать.

Безнадежность… Многие из моих знакомых находили выход из этого состояния в алкоголе и наркотиках. Как и остальные в стае, тоже пробовала и то, и другое. Врать не буду, эффект поначалу нравился, но что-то внутри меня потребовало прекратить подобные эксперименты.

В принципе, примеры, чем все это заканчивается, были перед глазами. Когда от передозировки умерли Валерка и Генка, мне стало жутко. Их скрюченные тела покидали в труповозку, словно мешки с картошкой, и увезли в неизвестном направлении.

За дверью послышалось шарканье рваных тапочек. Это означало одно - баба Нюша ушла к себе в комнату, не дождавшись от меня ответной реакции. Прозвенел будильник, радостно сообщая, что пора вставать на работу. Старенький потертый халат лежал на стуле, стоящем рядом с кроватью. Добра у меня не много - шкаф, кровать, старый раздолбанный стол и единственный стул.

Оглядев свое скромное жилище, я в очередной раз подумала, что неплохо бы переклеить обои. Эти, старые и засаленные, местами выцветшие, начали лопаться в швах и расходиться. Только вот где денег на ремонт взять? Если только занять, или кредит оформить. Но отдавать все равно придется, а чем? Мне на еду и одежду еле-еле хватает. Приоткрыв дверь и оглядев коридор, я прошмыгнула в туалет. Очень не хотелось пересекаться с Нюшкой. Проскочить в ванную незамеченной мне тоже удалось, зато на кухне поджидала засада.

Бабка решила не упускать момента и обрушилась на меня по полной программе. Первым делом она перекрыла мне путь к отступлению своим необъятным задом. Не было печали, подселили прошмандовку! Сдам вот тебя в милицию, они там уж найдут тебе применение… Молча налив в стакан кипятка и опустив в него пакетик с заваркой, я с невозмутимым видом продолжала готовить себе завтрак. А Нюшка не унималась: На что ты надеешься? Ведь толку от тебя никакого! Задаром только народный хлеб ешь! Да никому, если даже мать родная бросила.

Тьфу… А вот это ты зря баба Нюша… Зачем бьешь в самое сердце? Подняв стакан со стола, я сделала вид, что сейчас плесну. Если бы можно было убивать взглядом, то соседке бы пришел конец.

Нюшка посмотрела мне в глаза и, поняв, что это не пустая угроза, быстро ретировалась с кухни. Чай пить уже не хотелось. Оставив стакан на столе, вернулась в комнату, чтоб неспешно собраться на работу. Да и пусть, может подавится… ", - злорадная мысль немного повеселила. Затертые почти до дыр джинсы, блузка в мелкий цветочек - вот и весь мой гардероб. Я оделась за считанные секунды. Орудуя массажной расческой и пытаясь хоть как-то уложить непослушные волосы, я разглядывала себя в зеркале.

Маленькая, худенькая, с цыплячьей шейкой и выкрашенными в рыжий цвет волосами. На вид больше восемнадцати мне никто не дает, хотя по паспорту двадцать два. Росту во мне - метр с кепкой, тощая, как скелет. В детском доме остроумные воспитатели окрестили меня "звездой Освенцима". Грубо, но в точку. Стриженные, вечно торчащие "ежиком" волосы, пухлые губы, прямой нос и темно-карие глаза - вот и весь портрет. Постоянные эксперименты с хной довели до того, что изначальный цвет волос, темно-русый, мной успешно забыт.

В это раз попалась такая ядреная краска, что теперь из зазеркалья на меня смотрело рыже-огненное чудо. Поняв, что уложить непослушные волосы мне так и не удастся, я вышла в коридор и заперла дверь.

Комнату приходится закрывать на ключ, иначе, не в меру любопытная соседка, непременно покопается в моем шкафу. Не обращая больше внимания на бабу Нюшу, высунувшуюся из кухни, я собралась и ушла. По крайней мере, теперь до самого вечера не увижу эту кикимору. Все же во взрослой, самостоятельной жизни, имеются свои плюсы.

Я теперь ни от кого не завишу, могу поступать так, как считаю нужным. К тому же есть своя комната, где можно закрыться от всех и мечтать, не опасаясь, что кто-то ворвется и начнет издеваться, а к ежедневным перепалкам с бабой Нюшей я понемногу привыкаю.

На дворе стоит май, но по утрам еще прохладно. Я пожалела, что не взяла кофту. От дома до остановки пять минут ходьбы - пришлось прибавить шагу, чтобы согреться и успеть на троллейбус. Вильнув белым задом, он скрылся за поворотом. Теперь ждать следующий троллейбус как минимум, минут пятнадцать, а пешком топать не очень хочется.

Достав сигарету, я закурила. На работу опоздаю, это. Все бы ничего, но вот начальник цеха опять начнет читать нотации о беспечности и безалаберности молодого поколения. Я с тоской посмотрела на сдавленные тела внутри него - опять переполненный… Пришлось с боем протискиваться в салон. Тогда давиться не пришлось. Взмахнул крыльями - и лети себе на работу…" - мои фантазии прервал резкий удар чужого локтя в бок. Здоровенный, с пятидневной небритостью на роже дядька дыхнул в лицо перегаром: Сопля фельдиперсовая, это ты мне?

Да что же это такое, люди добрые?! Что за день сегодня такой? Ну, почему все так и норовят нарваться на скандал? Мне утренней стычки с соседкой хватило, а тут еще это чудо небритое: Лицо пьянчуги стало постепенно багроветь: Кикимора болотная… Да на тебя ни один нормальный мужик не позарится! Какое ему дело до того, кто зарится на меня, а кто нет?! Понимая, что нарываюсь на скандал, я все равно не могла остановиться. Утренняя стычка с бабой Нюшей давала свои плоды. Это ты мне, шмакодявка?! Не стыдно маленьких обижать?

Наглость моя объясняется только одним - давкой в троллейбусе. Сказав мужику еще пару едких слов, я в ускоренном темпе стала прорываться к выходу.

Слезы готовы были сорваться с ресниц. Ну, что я им всем сделала? Почему каждый считает своим долгом меня пнуть или наговорить кучу гадостей? Может это из-за роста? Видят, что маленькая, думают - беззащитная, не ответит ударом на удар. Напрасно, даже у маленькой собачки есть зубы. Покусывая от обиды губы, я дошла до завода. Обычно на вахте дежурит Сталина Петровна, единственная женщина, которая вызывает у меня чувство уважения.

Она добрая, никогда не ответит грубо или резко, и постоянно подкармливает меня домашними пирожками. Но сегодня почему-то ее не. Не задерживаясь на проходной, я пулей влетела в цех. Опустив плечи, я подошла к. Потекли нудные минуты нравоучений. В течение десяти минут Степаныч разглагольствовал о моем безалаберном поведении и халатном отношении к работе, а сам все норовил заглянуть за вырез моей блузки. Пробормотав для приличия "это больше не повторится", я с кислым выражением лица поплелась на работе место.

Впереди меня ждали восемь часов монотонной работы. Сегодняшний сон сильнее прежних врезался в память. К тому же боль в позвоночнике не проходила. Машинально делая работу, я вспоминала подробности сна. Рассказать бы кому, поделиться… Только вот кому?

День промелькнул, я даже не заметила. В половине шестого цех опустел. Эх, Лешка, Лешка… Зря ты в меня влюбился, ничего путного из твоей любви не выйдет. Не пара я тебе, не пара. Старше, да и детдомовская. Мамаша твоя в обморок грохнется, когда меня увидит. Я для себя решила - до тех пор, пока не получу высшее образование и не устроюсь в жизни, семью заводить не стану.

Хочется, конечно, и мужа, и детишек иметь, но сейчас не то время. Сама сполна нахлебалась, не хочу, чтобы мои дети жили в нищете. Мне все равно, что смотреть, лишь бы домой попозже придти, когда Нюшка уже заснет.

Маги, драконы, - у Лешки загорелись. Мой кавалер купил билеты и большой пакет с попкорном. Больше от своего ухажера я не услышала ни слова, он полностью погрузился в происходящее на экране.

У меня же фильм интереса не вызывал, и я решила поспать. Толком уснуть все равно не получалось, батальные сцены, с криками и звоном оружия, вынуждали открывать. На широком экране то и дело проносились всадники на лошадях, размахивая огромными мечами. Маги швырялись в них огненными шарами. Откровенно говоря, я начала жалеть, что пошла на этот бред, даже хотела предложить Лешке уйти. Как вдруг в кадре появилась стройная девушка, в мужской одежде, с мечом в руке.

знакомься это моя семья но же камни

Не знаю почему, но сердце у меня сперва сжалось, а затем бешено застучало в груди. Не из-за девушки же? Я не разбираюсь в оружии, но этот клинок так и стоял перед глазами. Хотелось подержать его в руках, ощутить вес и прохладу металла. Не сводя глаз с экрана, я ждала, когда меч снова мелькнет в кадре. Однако девушку с волшебным мечом увидеть еще раз так и не пришлось - фильм подошел к концу.

На душе стало грустно и тоскливо, словно я не узнала чего-то очень важного. Раскрасневшийся Лешка взахлеб делился впечатлениями от просмотренной картины, я пропускала его слова мимо ушей, тихо удивляясь, что взрослый, в общем-то, парень интересуется подобной чушью. Когда мы вышли из кинотеатра, на улице уже стемнело. Иди домой, Лех, тебя, небось, мамка заждалась.

Парень смотрел на меня щенячьим взглядом. Он что, не понимает русского языка? Сказано же - нет! Протянутая для рукопожатия ладонь отрезала ему все дальнейшие попытки навязаться в провожатые. Леша, ну зачем тупить-то?! Конечно, увидимся, куда я денусь с подводной лодки? Повернувшись к нему спиной, я постаралась побыстрее скрыться за углом.

Может и так, но его поведение начинает меня бесить, а это чревато, могу наговорить гадостей. Уж я-то себя знаю. Идти одной по ночному городу не очень весело - вокруг сумерки, фонари светят тускло. Однако темных улиц я не боюсь, и никогда не боялась.

Вот людей, ходящих по ним - стоит. Что-то беспокоило меня, но что конкретно, я никак не могла понять. Хотелось кричать и выть. Нет, на небе полумесяц…" Странные мысли сами полезли в голову. К тому же кадры из фильма назойливо крутились перед внутренним взором. Меч… девушка… схватка… И начало мне казаться, что я - это вовсе не я, а воин в доспехах, странных. Иду по незнакомому городу и кого-то ищу.

Но раз я воин, то где мое оружие? Редкие прохожие предпочли перебраться на другую сторону улицы, искоса поглядывая на. Наверное, решили, что перед ними или психопатка, сбежавшая из "Кащенко", или обкурившаяся наркоманка. Глупые… Чувство того, что мне должны вернуть мой меч, нарастало с каждым шагом все сильней и сильней. Я шла, глядя на звездное небо, и спрашивала ЕГО. Губы повторяли одну и ту же фразу: Мне казалось, что ОН должен меня услышать и ответить. Призрачная тяжесть несуществующего меча напрягла мышцы руки.

Пальцы покалывало, ладонь жгло. Почему-то на глаза навернулись слезы. Возможно потому, что смотрю, не мигая, на звезды. Странно, в городе их должно быть плохо видно из-за света фонарей, а я вижу четко. Оглянувшись по сторонам, я поняла, что забрела в темный переулок, где ни один фонарь не работает. Замечталась, дурья башка, и забрела черт знает. Что произошло в следующее мгновение, я так и не поняла, земля просто ушла из-под ног.

Сделанный шаг оказался шагом в пустоту. Взмахнув руками, я солдатиком полетела. Сильный удар о твердую поверхность отключил мое сознание. О твоем здоровье беспокоюсь. Тебе разве не говорили, что на холодном камне долго лежать нельзя?

Девушка, а выражаешься, словно пьяный сапожник". И тут меня словно током ударило! В моей голове звучит потусторонний голос! Леденящая волна страха ударила по мне со всей силы. Я резко открыла глаза, но ничего, кроме темноты не увидела. Сердце сжалось от испуга. Это и есть смерть? Господи, куда я попала?

Мозг лихорадочно заработал, выдавая картинки того, что было до падения. Улица… звезды… полет в пустоту… Дальше ничего не помню. Понимаю только одно - что лежу сейчас на холодном каменистом полу. Мертвые боли не чувствуют". От страха и подвального холода у меня зуб на зуб не попадал. Но к совету голоса я все же прислушалась и ущипнула себя за руку.

Это хорошо, значит живая. Руки не болят и работают, ноги тоже в порядке. Ничего не сломано, тело слушается. Физически я в норме. А вот что с головой? Может сотрясение мозга, и странный голос, который мне почудился, последствие удара? Я хотя и не верующая, но перекрестилась. Я резко встала, но в кромешной тьме лежать или стоять - не суть важно. Ощущение беспомощности и страха нарастало. Сердце пульсировало в висках. Я попыталась взять себя в руки. В темноте было слышно мое учащенное дыхание и приглушенный звук капающей воды.

Ничего страшного с тобой не произойдет", - раздалось у меня в голове. Я с силой сдавила ладонями виски. Тут бы убежать поскорее. Свет включили, не яркий, так, чуток, словно настольная лампа загорелась. Но разглядеть, что вокруг. Возможность видеть немного успокоила. Округлые бетонные стены уходили далеко вверх. Тусклый свет рассеивался на уровне трех метров над моей головой, не позволяя разглядеть свод колодца. На полу валялся мой рюкзачок.

Я подошла к серой стене и направилась вдоль нее по кругу, ощупывая холодный бетон. Клаустрофобия перекрывала страх, связанный с голосом, звучащим у меня в голове. Обследовав стены подвала-колодца, я поняла, что выхода отсюда. Ледяной страх сковал душу. Сев на каменный пол, и обхватив колени, я заплакала навзрыд. Двадцать два года - разве это возраст для смерти? Слезы душили, дико хотелось жить. Даже в детдоме, даже в одной комнате с бабой Нюшей, но жить! Наревевшись вдоволь, я взглянула на наручные часики и заметила, что минутная стрелка остановилась, показыва без пятнадцати двенадцать.

Сколько пошло времени с момента моего падения теперь сложно понять. Может час, а может вечность. Как ни странно, но теперь я ему была даже рада. Лучше голос голове, чем полное одиночество. Даже если это и есть шизофрения, то пусть так, чем гробовая тишина.

Помоги, пожалуйста, выбраться отсюда. Вместо отчаянья и страха появилось раздражение, переходящее в злость. Слабое эхо повторяло мои слова, звучащие в пустоте. Встав, я еще раз обошла подвал, но никого не увидела. Неожиданно в стене, чуть выше уровня моих глаз, появилась ниша. Клянусь, раньше ее тут не было! Я подошла к ней и привстала на цыпочки.

В нише лежала какая-то железка. Я протянула руку и взяла. Железка оказалась мечом сантиметров девяноста в длину, со слегка изогнутым лезвием. А как еще оценить ситуацию, в которую я попала? Голос, звучащий у меня в голове, утверждает, что он меч, который держу в руке - разве это не первый признак того, что я умом тронулась от стресса?

Мне сейчас уже все равно, меч ты или галлюцинация - лишь бы помог выбраться отсюда. Только давай сперва поговорим серьезно". Я сейчас ни о чем думать не могу. Мне впору "спасите" кричать! Если он не врет, и действительно вытащит отсюда, то я даже спеть согласна. И оттого, что ты решишь, будет зависеть твое будущее. Да и не только твое". Я присела на пол возле стены, прислонившись к ней спиной. Положила странный меч на колени и стала слушать. Его голос продолжал звучать у меня в голове, рассказывая о невероятных вещах.

Меч говорил, а я разглядывала. За свои неполные двадцать два года мне не приходилось держать в руках что-то более острое и длинное, чем кухонный нож. Поэтому, считать себя знатоком в холодном оружии было бы глупо, но то, что этот меч сильно отличается от остальных, я заметила. Первое, что в нем не так - это цвет сплава, из которого он сделан.

Меч полностью коричневый - от кончика лезвия до набалдашника на ручке.

знакомься это моя семья но же камни

По всему лезвию идет рисунок, из завитков и волнистых линий, а набалдашник сделан в виде головы дракона. Я заметила, что уже не в первый раз меч отвечает на мои мысли, будто слышит. В ответ раздалось приглушенное хихиканье. Затем меч продолжил свой рассказ. То, что я услышала, с трудом укладывалось в голове.

Маги какие-то, другие миры… Чушь полная. А если коротко, то в некотором царстве, в некотором государстве жили-были колдуны, ведьмы, маги, полубоги, одним словом, нечисть всякая. Чего-то там они не поделили, или поделили, но не так, как кому-то хотелось, и развязали войну. Причем, жуткую, используя не только обычное оружие, но и, соответственно, магию. С каждым годом война становилась все беспощадней и беспощадней, эти ненормальные использовали все новые и новые силы.

В конечном итоге они допрыгались, их действия привлекли личное внимание Творца. Они это просекли и, чтобы избежать наказания, объединились, задумав пакость еще круче - призвали все силы, какие только можно было найти.

Даже про четыре стихии вспомнили. Получился "компот", который назвали Пределом. Но ребятки на этом не успокоились. Понимая, что за устроенный бардак ответ придется держать все равно, они разделили этот самый Предел на девять частей - девять Сил. А чтобы самим не запутаться, где какая, сделали их разноцветными.

Но и этого обнаглевшим беспредельщикам показалось мало. Каждую из девяти Сил они поделили еще на три составных части: Дух, Меч и Дракон. После этого все девять Сил стали самостоятельными, осознающими себя личностями, наделенными способностью влиять на процесс развития определенного числа миров.

Но для того необходимо было, чтобы Дух, Дракон и Меч объединились. Кажется так, если я все правильно поняла. В магов там, ведьм. Их не бывает, это все детские сказки. А то, что мы тут с тобой болтаем, тоже сказка? Факт, что не я".

Ты звала - я откликнулся". Да, было такое. Зацепившись взглядом за клинок, я невольно залюбовалась его узором. Даже и в голову не приходило, что оружие может быть таким красивым.

Ты еще не поняла? Я Меч Предела, а ты - Дух! Вы, люди, одинаково бестолковы, и модель поведения у вас стандартная. Хоть бы один раз попался подготовленный Хранитель, которому не пришлось бы объяснять прописные истины! Красивый Меч, необычный, так и притягивает взгляд. В боку что-то кольнуло, и я дернула рукой. Остро отточенный край лезвия рассек мою ладонь. Кровь быстрой струйкой потекла на Меч, заполняя собой выемки рисунка. Мне показалось, будто слышу, как кто-то причмокивает от удовольствия.

Я опомнилась и сжала ладонь в кулак, чтобы остановить кровь. Как ни странно, но боль я не испытывала, даже когда порезалась - ничего не почувствовала. Мне даже не пришлось тебя уговаривать дать немного крови".

На моих глазах кровь, попавшая в канву рисунка, медленно исчезала. Она словно впитывалась в металл. И в туже секунду, когда последняя капелька просочилась в Меч, я осознала все, что он говорил мне до. И про Владыку, и про Дракона. Само существование Предела стало понятно.

Меч, словно сытый кот, урчал и переливался всеми оттенками коричневого цвета. Идешь со мной или останешься тут? Но теперь, когда слияние все равно произошло, тебе будет сложно жить в этом мире". Я возьму тебя с. Либо ты идешь со мной, либо отказываешься и возвращаешься домой, но я останусь.

И теперь представь, что все годы, которые тебе суждено прожить на Земле, ты будешь слышать меня и ощущать прикосновение Предела, но уже не сможешь ни избавиться от этого, ни изменить ситуацию.

Думать я не люблю, а уж тем более, когда надо принять ответственное решение. И в этом мире я ни кто-то, а важная персона. Но не все так радужно - на меня возлагается большая ответственность за тот мир. А вот именно это я и не люблю - ответственность!

Хуже некуда принимать решение за других, распоряжаться их судьбами. Я одиночка - отвечаю исключительно за свои поступки и ничьи.

От одной только мысли об ответственности у меня зубы сводит. С другой стороны - интересно все. Не каждый день становишься Хранителем и тем более, не каждый раз предлагают путешествие в иномир. Мой рюкзачок лежал неподалеку. Я подцепила его за лямку Мечом и подтянула к. Я согласна идти с. Зря, что ли, последние два года сны тебе проецировал, зря, что ли, сегодня весь вечер, пока ты шла из кино, люки у тебя на пути открывал?

До меня дошло, кто является причиной моей двухгодичной бессонницы. Если бы я знала, то… Возмущению моему не было предела. Меч Перемен не должен вести себя как базарная торговка, направо и налево расхваливая свой товар". В его голосе звучали печальные нотки. Рано Меч расстроился - это он меня не знает. Теперь-то я точно пойду с. Хотя бы для того, чтоб мотать ему в отместку нервы, как он мотал их мне в течение двух лет.

Поняв, что я не собираюсь менять решение, мой болтливый друг вновь оживился. Чтоб ты смогла ко мне попасть. Как бы мы с тобой еще встретились? Я хоть и худышка, но не настолько, чтобы солдатиком, не ударившись об стенки, провалиться в коллектор. Многому же тебя учить придется…" Мне стало за себя обидно. Вот чего он обзывается? Пожил бы в детском доме, я бы на него посмотрела. Кто мне там будет про все это рассказывать? Про иные миры, про магию, кто?

Book: Песнь молчаливых камней.

И потом - не верю я в магов и волшебников, совершенно не верю. Технология - это да, а "крибли-крабли-бумс" - оставьте для малышни. Меч то ли вздохнул, то ли хихикнул, я не поняла, только что-то в этом звуке было настораживающее и многообещающее. А ты так и будешь меня в руке носить?

И потом, кто тебе сказал, что мечи носят в рюкзаках? Для этого существуют ножны". Я огляделась вокруг, рассчитывая, что сейчас появится еще одна ниша, в которой будут лежать ножны Меча. Но ничего такого не произошло. Я забыл сказать тебе одну вещь - видишь ли, в качестве ножен Мечи Предела привыкли использовать позвоночник Хранителя. То есть мои ножны - это твой позвоночник".

От его слов меня передернуло. Он в своем уме?! Перед глазами встали картинки из сна, когда незнакомцу в позвоночник втыкали меч. Видение отозвалось острой болью в спине. Думаешь, мне там будет комфортнее? Я задохнулась от ярости. Мучил меня два года, а теперь еще и издевается! Потерпи ради дела, хорошо?

Обратно теперь не отмотаешь, данное обещание не заберешь. Голова наклонилась вперед, а рука сама направила острие клинка в шейный позвонок.

Такой боли я никогда раньше не испытывала. Даже в кошмарных снах она и то была на порядок меньше. Но Меч не обманул - через мгновенье боль исчезла, а вместо нее по телу разлилось успокаивающее тепло. Я нагнула голову, и рукоять сама появилась из шейного позвонка.

Попробуй отвечать мысленно, а то со стороны ты действительно похожа на городскую сумасшедшую". За время нашего общения, я привыкла к его голосу и перестала напрягаться из-за. Напрягало другое - холодный коллектор. К тому же, я страдаю клаустрофобией в легкой степени. Находясь в замкнутом пространстве, я не бьюсь в истерике, но начинаю сильно нервничать. Ты обещал меня вывести на поверхность".

Я стояла на берегу лесного озера. Глава 2 Итак, моя жизнь резко изменилась, сделав разворот на сто восемьдесят градусов. Вот - я, вот - другой мир и Меч в моем позвоночнике.

знакомься это моя семья но же камни

Озираясь по сторонам, я с интересом разглядывала то место, куда перенес меня Меч. Темный и холодный коллектор сменила яркая, насыщенная красками лесная поляна. Светило солнце, мимо меня проносились стрекозы, где-то в траве скрипели кузнечики - полная идиллия. Деревья, растущие в лесу, ничем не отличались от Земных. Если бы Меч не предупредил, что переносит в иномир, я бы решила, что нахожусь где-то в Подмосковье.

Я сделала глубокий вдох. Воздух чистый, свежий, и не идет в сравнение с нашим, загазованным. В нескольких метрах от меня находилось небольшое озерцо с прозрачной водой. Сказка, да и только! В наших краях захочешь и не найдешь такое место, а тут - пожалуйста. Словно по волшебству и лес тебе, и озеро и красивая поляна. Интересно, в чем подвох?

Но, сейчас это не важно. Обхватив голову руками и подставив лицо солнцу, я наслаждалась свободой. Мою медитацию прервало странное покалывание по всему телу.

Появилось ощущение, что внутри меня что-то происходит. Меч молчал, пропустив вопрос мимо ушей. Может, хватит без моего ведома в моем же теле ковыряться?

Здоровье поправляю, ну, и так еще, по мелочам". Интересно, что значит "по мелочам"? Это хорошо, конечно, коли здоровье поправляет, хотя серьезно болела я всего раза два. В детдоме проще оставаться здоровой, дешевле выйдет. Не в смысле денег, а в том плане, что возиться с тобой никто не станет. Все, на что можешь рассчитывать - это неделя в изоляторе, чтоб не заразить остальных, да пара уколов в сутки, которые медсестра-маньячка впорет в мягкое место с нежностью садиста.

Пока Меч обживался, я решила отдохнуть. Не беда, что нет кровати - зеленая трава оказалась на редкость мягкой. Посмотрев на наручные часы, я с удивлением заметила, что они пошли, хотя в коллекторе не работали.

Стрелки показывали четверть второго, только вот не понятно - ночи или дня. Сидя в коллекторе, я потеряла счет времени. День был в полном разгаре, но спать мне все равно жутко хотелось. Закрыв глаза, я тут же погрузилась в сон. Как все-таки хорошо спать и не видеть никаких сновидений! За последние два года они измучили меня основательно.

Сколько я проспала - не знаю, Меч дал мне возможность отоспаться. Проснувшись, я поняла, что ощущаю себя совершенно иначе, чем до сих пор! Соня проснулась, - прокомментировал Меч мое пробуждение, - Как спалось? Умыться бы… Впрочем, это не проблема, всего в нескольких метрах от меня плескалось озеро.

Вода в нем была такая чистая и прозрачная, что умываться ей - одно удовольствие. А если и забегают на пять минут, то с одной целью - узнать, померла старушка, или ещё коптит небо.

Только долго им ждать придется - бабка помирать не собирается, она за жизнь двумя руками держится. А дефицит общения баба Нюша пополняет. Каждый день устраивает склоки, всё время ворчит и угрожает милицией. Старухе за семьдесят, но фантазия у неё неуёмная и богатая. Даже не знаю, чего ждать от неё в любой момент. Одного не пойму - откуда берутся люди, которых хлебом не корми, только дай причинить боль другому? Или это по принципу - сделал гадость, на сердце радость?

Зачем, ну зачем ты, баба Нюша, постоянно режешь по живому, без устали напоминая мне, кто я такая? Да, меня воспитало государство, а не родители, но разве это так важно? Ведь я единственная из группы номер пять, кто смог поступить в институт, пусть и на вечернее отделение, но поступить! Одна из немногих, кто не опустился, не превратился в шваль, не потерял человеческое достоинство.

Да, детдомовская, но цену себе знаю! Шарканье старушечьих ног стихло - значит, притаилась, как партизан, возле моей двери. Я представила, как бабка трясет кулаком в мою сторону. Пусть грозит, жалко что ли Лишь бы опять на двери пакость рисовать не стала, гробы там всякие, кресты. Тяжело потом все это дело отмывать, да и неприятно до жути. Откуда у бабки такая краска? Воняет мерзко и въедается так, что не отдерешь. С довоенных лет хранит, что ли? А дверь моя и мне её жалко. Но даже выходки соседки, мелочи по сравнению с тем, что творилось у нас в приюте.

После того, как меня вместе с остальными одногруппниками торжественно и с почестями выставили из детского дома, - ибо совершеннолетние, нечего лопать казенные харчи, - я пребывала в состоянии эйфории. Теперь я принадлежала самой себе, а не стае малолеток. Детские банды - самые беспощадные, самые жестокие.

Принцип выживания у стаи один - нападать всем скопом, как это делаю шакалы, и рвать на части без сострадания. И никто из взрослых не заступится, ни у кого не появляется желание влезть. Кому нужны брошенные щенки?

Вот и приходилось молча переносить все унижения. В детских бандах жестоки все: У меня была подруга Чем Олеся не приглянулась Люське, мне до сих пор непонятно. Впрочем, теперь это уже неважно.

Леси нет, и я никогда больше не услышу её звонкий смех. Люська, будучи старше нас на два года, считалась в детском доме "центровой", то есть главной. Любимым её занятием было издеваться над теми, кто не мог постоять за себя, дать сдачи. Мою подругу она откровенно ненавидела и старалась при любой возможности причинить ей боль. До выпускного Олеся не дожила - повесилась в туалете, не выдержав издевательств. Я ревела месяц, не меньше. В душе бушевал ураган ненависти и желания разорвать Люську руками, зубами.

Унизить ее точно так же, причинить боль в сто раз сильнее. И осознание собственного бессилия вызывало еще большую злобу. Безнадежность стальным ошейником перехватывала горло, мешая дышать. Многие из моих знакомых находили выход из этого состояния в алкоголе и наркотиках. Как и остальные в стае, тоже пробовала и то, и другое.

Врать не буду, эффект поначалу нравился, но что-то внутри меня потребовало прекратить подобные эксперименты. В принципе, примеры, чем все это заканчивается, были перед глазами.

Когда от передозировки умерли Валерка и Генка, мне стало жутко. Их скрюченные тела покидали в труповозку, словно мешки с картошкой, и увезли в неизвестном направлении. За дверью послышалось шарканье рваных тапочек. Это означало одно - баба Нюша ушла к себе в комнату, не дождавшись от меня ответной реакции.

Прозвенел будильник, радостно сообщая, что пора вставать на работу. Старенький потертый халат лежал на стуле, стоящем рядом с кроватью. Добра у меня не много - шкаф, кровать, старый раздолбанный стол и единственный стул. Оглядев свое скромное жилище, я в очередной раз подумала, что неплохо бы переклеить обои. Эти, старые и засаленные, местами выцветшие, начали лопаться в швах и расходиться. Только вот где денег на ремонт взять? Если только занять, или кредит оформить. Но отдавать все равно придется, а чем?

Мне на еду и одежду еле-еле хватает. Приоткрыв дверь и оглядев коридор, я прошмыгнула в туалет. Очень не хотелось пересекаться с Нюшкой. Проскочить в ванную незамеченной мне тоже удалось, зато на кухне поджидала засада.

Бабка решила не упускать момента и обрушилась на меня по полной программе. Первым делом она перекрыла мне путь к отступлению своим необъятным задом. Не было печали, подселили прошмандовку! Сдам вот тебя в милицию, они там уж найдут тебе применение Молча налив в стакан кипятка и опустив в него пакетик с заваркой, я с невозмутимым видом продолжала готовить себе завтрак.

А Нюшка не унималась: На что ты надеешься? Ведь толку от тебя никакого! Задаром только народный хлеб ешь! Да никому, если даже мать родная бросила. А вот это ты зря баба Нюша Зачем бьёшь в самое сердце? Подняв стакан со стола, я сделала вид, что сейчас плесну. Если бы можно было убивать взглядом, то соседке бы пришёл конец. Нюшка посмотрела мне в глаза и, поняв, что это не пустая угроза, быстро ретировалась с кухни.

Чай пить уже не хотелось. Оставив стакан на столе, вернулась в комнату, чтоб неспешно собраться на работу. Знаю ведь, что эта курва допьет и не побрезгует. Да и пусть, может подавится Затертые почти до дыр джинсы, блузка в мелкий цветочек - вот и весь мой гардероб. Я оделась за считанные секунды. Орудуя массажной расчёской и пытаясь хоть как-то уложить непослушные волосы, я разглядывала себя в зеркале. Маленькая, худенькая, с цыплячьей шейкой и выкрашенными в рыжий цвет волосами.

На вид больше восемнадцати мне никто не дает, хотя по паспорту двадцать два. Росту во мне - метр с кепкой, тощая, как скелет. В детском доме остроумные воспитатели окрестили меня "звездой Освенцима". Грубо, но в точку. Стриженные, вечно торчащие "ежиком" волосы, пухлые губы, прямой нос и темно-карие глаза - вот и весь портрет.

Постоянные эксперименты с хной довели до того, что изначальный цвет волос, тёмно-русый, мной успешно забыт. В это раз попалась такая ядрёная краска, что теперь из зазеркалья на меня смотрело рыже-огненное чудо. Поняв, что уложить непослушные волосы мне так и не удастся, я вышла в коридор и заперла дверь.

Комнату приходится закрывать на ключ, иначе, не в меру любопытная соседка, непременно покопается в моём шкафу. Не обращая больше внимания на бабу Нюшу, высунувшуюся из кухни, я собралась и ушла. По крайней мере, теперь до самого вечера не увижу эту кикимору. Все же во взрослой, самостоятельной жизни, имеются свои плюсы. Я теперь ни от кого не завишу, могу поступать так, как считаю нужным.

К тому же есть своя комната, где можно закрыться от всех и мечтать, не опасаясь, что кто-то ворвется и начнет издеваться, а к ежедневным перепалкам с бабой Нюшей я понемногу привыкаю. На дворе стоит май, но по утрам ещё прохладно. Я пожалела, что не взяла кофту. От дома до остановки пять минут ходьбы - пришлось прибавить шагу, чтобы согреться и успеть на троллейбус. Вильнув белым задом, он скрылся за поворотом. Теперь ждать следующий троллейбус как минимум, минут пятнадцать, а пешком топать не очень хочется.

Достав сигарету, я закурила. На работу опоздаю, это. Всё бы ничего, но вот начальник цеха опять начнет читать нотации о беспечности и безалаберности молодого поколения. Я с тоской посмотрела на сдавленные тела внутри него - опять переполненный Пришлось с боем протискиваться в салон.

Тогда давиться не пришлось. Взмахнул крыльями - и лети себе на работу Здоровенный, с пятидневной небритостью на роже дядька дыхнул в лицо перегаром: Сопля фельдиперсовая, это ты мне?

Да что же это такое, люди добрые?! Что за день сегодня такой? Ну, почему все так и норовят нарваться на скандал? Мне утренней стычки с соседкой хватило, а тут ещё это чудо небритое: Лицо пьянчуги стало постепенно багроветь: Да на тебя ни один нормальный мужик не позарится!

Какое ему дело до того, кто зарится на меня, а кто нет?! Понимая, что нарываюсь на скандал, я всё равно не могла остановиться. Утренняя стычка с бабой Нюшей давала свои плоды.

Это ты мне, шмакодявка?! Не стыдно маленьких обижать? Наглость моя объясняется только одним - давкой в троллейбусе. Сказав мужику ещё пару едких слов, я в ускоренном темпе стала прорываться к выходу.

Слезы готовы были сорваться с ресниц. Ну, что я им всем сделала? Почему каждый считает своим долгом меня пнуть или наговорить кучу гадостей?

Может это из-за роста? Видят, что маленькая, думают - беззащитная, не ответит ударом на удар. Напрасно, даже у маленькой собачки есть зубы. Покусывая от обиды губы, я дошла до завода. Обычно на вахте дежурит Сталина Петровна, единственная женщина, которая вызывает у меня чувство уважения. Она добрая, никогда не ответит грубо или резко, и постоянно подкармливает меня домашними пирожками.

Но сегодня почему-то её не. Не задерживаясь на проходной, я пулей влетела в цех. Опустив плечи, я подошла к. Потекли нудные минуты нравоучений. В течение десяти минут Степаныч разглагольствовал о моём безалаберном поведении и халатном отношении к работе, а сам всё норовил заглянуть за вырез моей блузки. Пробормотав для приличия "это больше не повторится", я с кислым выражением лица поплелась на работе место.

Впереди меня ждали восемь часов монотонной работы. Сегодняшний сон сильнее прежних врезался в память. К тому же боль в позвоночнике не проходила. Машинально делая работу, я вспоминала подробности сна.

Рассказать бы кому, поделиться День промелькнул, я даже не заметила. В половине шестого цех опустел. Зря ты в меня влюбился, ничего путного из твоей любви не выйдет.

Не пара я тебе, не пара. Старше, да и детдомовская. Мамаша твоя в обморок грохнется, когда меня увидит. Я для себя решила - до тех пор, пока не получу высшее образование и не устроюсь в жизни, семью заводить не стану.

Хочется, конечно, и мужа, и детишек иметь, но сейчас не то время. Сама сполна нахлебалась, не хочу, чтобы мои дети жили в нищете.

Мне все равно, что смотреть, лишь бы домой попозже придти, когда Нюшка уже заснет. Маги, драконы, - у Лешки загорелись. Мой кавалер купил билеты и большой пакет с попкорном. Больше от своего ухажёра я не услышала ни слова, он полностью погрузился в происходящее на экране. У меня же фильм интереса не вызывал, и я решила поспать. Толком уснуть все равно не получалось, батальные сцены, с криками и звоном оружия, вынуждали открывать. На широком экране то и дело проносились всадники на лошадях, размахивая огромными мечами.

Маги швырялись в них огненными шарами. Откровенно говоря, я начала жалеть, что пошла на этот бред, даже хотела предложить Лешке уйти. Как вдруг в кадре появилась стройная девушка, в мужской одежде, с мечом в руке. Не знаю почему, но сердце у меня сперва сжалось, а затем бешено застучало в груди. Не из-за девушки же? Я не разбираюсь в оружии, но этот клинок так и стоял перед глазами. Хотелось подержать его в руках, ощутить вес и прохладу металла. Не сводя глаз с экрана, я ждала, когда меч снова мелькнет в кадре.

Однако девушку с волшебным мечом увидеть еще раз так и не пришлось - фильм подошел к концу. На душе стало грустно и тоскливо, словно я не узнала чего-то очень важного. Раскрасневшийся Лешка взахлёб делился впечатлениями от просмотренной картины, я пропускала его слова мимо ушей, тихо удивляясь, что взрослый, в общем-то, парень интересуется подобной чушью.

Когда мы вышли из кинотеатра, на улице уже стемнело. Иди домой, Лех, тебя, небось, мамка заждалась. Парень смотрел на меня щенячьим взглядом. Мне тут идти недалеко, спасибо, сама доберусь. Еще немного и начну злиться. Он что, не понимает русского языка? Сказано же - нет! Протянутая для рукопожатия ладонь отрезала ему все дальнейшие попытки навязаться в провожатые.

Леша, ну зачем тупить-то?! Конечно, увидимся, куда я денусь с подводной лодки? Повернувшись к нему спиной, я постаралась побыстрее скрыться за углом. Может и так, но его поведение начинает меня бесить, а это чревато, могу наговорить гадостей. Уж я-то себя знаю.

Идти одной по ночному городу не очень весело - вокруг сумерки, фонари светят тускло. Однако темных улиц я не боюсь, и никогда не боялась. Вот людей, ходящих по ним - стоит. Что-то беспокоило меня, но что конкретно, я никак не могла понять. Хотелось кричать и выть. Нет, на небе полумесяц К тому же кадры из фильма назойливо крутились перед внутренним взором.

И начало мне казаться, что я - это вовсе не я, а воин в доспехах, странных. Иду по незнакомому городу и кого-то ищу. Но раз я воин, то где мое оружие? Редкие прохожие предпочли перебраться на другую сторону улицы, искоса поглядывая на.

Наверное, решили, что перед ними или психопатка, сбежавшая из "Кащенко", или обкурившаяся наркоманка. Чувство того, что мне должны вернуть мой меч, нарастало с каждым шагом все сильней и сильней. Я шла, глядя на звездное небо, и спрашивала ЕГО. Губы повторяли одну и ту же фразу: Мне казалось, что ОН должен меня услышать и ответить. Призрачная тяжесть несуществующего меча напрягла мышцы руки.

Пальцы покалывало, ладонь жгло. Почему-то на глаза навернулись слезы. Возможно потому, что смотрю, не мигая, на звезды. Странно, в городе их должно быть плохо видно из-за света фонарей, а я вижу четко. Оглянувшись по сторонам, я поняла, что забрела в темный переулок, где ни один фонарь не работает.

Замечталась, дурья башка, и забрела черт знает. Что произошло в следующее мгновение, я так и не поняла, земля просто ушла из-под ног. Сделанный шаг оказался шагом в пустоту. Взмахнув руками, я солдатиком полетела. Сильный удар о твёрдую поверхность отключил моё сознание. О твоем здоровье беспокоюсь. Тебе разве не говорили, что на холодном камне долго лежать нельзя? Девушка, а выражаешься, словно пьяный сапожник".

И тут меня словно током ударило! В моей голове звучит потусторонний голос! Леденящая волна страха ударила по мне со всей силы. Я резко открыла глаза, но ничего, кроме темноты не увидела. Сердце сжалось от испуга. Это и есть смерть? Господи, куда я попала? Мозг лихорадочно заработал, выдавая картинки того, что было до падения. Дальше ничего не помню. Понимаю только одно - что лежу сейчас на холодном каменистом полу. Мёртвые боли не чувствуют". От страха и подвального холода у меня зуб на зуб не попадал.

Но к совету голоса я всё же прислушалась и ущипнула себя за руку. Это хорошо, значит живая. Руки не болят и работают, ноги тоже в порядке. Ничего не сломано, тело слушается. Физически я в норме. А вот что с головой? Может сотрясение мозга, и странный голос, который мне почудился, последствие удара? Я хотя и не верующая, но перекрестилась. Я резко встала, но в кромешной тьме лежать или стоять - не суть важно. Ощущение беспомощности и страха нарастало. Сердце пульсировало в висках.

Я попыталась взять себя в руки. В темноте было слышно моё учащённое дыхание и приглушённый звук капающей воды. Ничего страшного с тобой не произойдёт", - раздалось у меня в голове. Я с силой сдавила ладонями виски. Тут бы убежать поскорее. Свет включили, не яркий, так, чуток, словно настольная лампа загорелась. Но разглядеть, что вокруг. Возможность видеть немного успокоила. Округлые бетонные стены уходили далеко вверх. Тусклый свет рассеивался на уровне трёх метров над моей головой, не позволяя разглядеть свод колодца.

На полу валялся мой рюкзачок. Я подошла к серой стене и направилась вдоль неё по кругу, ощупывая холодный бетон. Клаустрофобия перекрывала страх, связанный с голосом, звучащим у меня в голове. Обследовав стены подвала-колодца, я поняла, что выхода отсюда. Ледяной страх сковал душу. Сев на каменный пол, и обхватив колени, я заплакала навзрыд. Двадцать два года - разве это возраст для смерти? Слёзы душили, дико хотелось жить.

Даже в детдоме, даже в одной комнате с бабой Нюшей, но жить! Наревевшись вдоволь, я взглянула на наручные часики и заметила, что минутная стрелка остановилась, показыва без пятнадцати двенадцать. Сколько пошло времени с момента моего падения теперь сложно понять. Может час, а может вечность. Как ни странно, но теперь я ему была даже рада. Лучше голос голове, чем полное одиночество. Даже если это и есть шизофрения, то пусть так, чем гробовая тишина.

Помоги, пожалуйста, выбраться отсюда. Вместо отчаянья и страха появилось раздражение, переходящее в злость. Слабое эхо повторяло мои слова, звучащие в пустоте.

Камни с дороги надо убирать. Уголовного розыска воин

Впрочем, я нахожусь неподалёку от тебя, совсем рядом". Встав, я ещё раз обошла подвал, но никого не увидела. Неожиданно в стене, чуть выше уровня моих глаз, появилась ниша. Клянусь, раньше её тут не было! Я подошла к ней и привстала на цыпочки. В нише лежала какая-то железка. Я протянула руку и взяла её. Железка оказалась мечом сантиметров девяноста в длину, со слегка изогнутым лезвием. А как ещё оценить ситуацию, в которую я попала? Голос, звучащий у меня в голове, утверждает, что он меч, который держу в руке - разве это не первый признак того, что я умом тронулась от стресса?

Мне сейчас уже всё равно, меч ты или галлюцинация - лишь бы помог выбраться отсюда. Только давай сперва поговорим серьёзно". Я сейчас ни о чём думать не могу. Мне впору "спасите" кричать! Если он не врёт, и действительно вытащит отсюда, то я даже спеть согласна.

И оттого, что ты решишь, будет зависеть твоё будущее. Да и не только твоё". Я присела на пол возле стены, прислонившись к ней спиной. Положила странный меч на колени и стала слушать. Его голос продолжал звучать у меня в голове, рассказывая о невероятных вещах. Меч говорил, а я разглядывала. За свои неполные двадцать два года мне не приходилось держать в руках что-то более острое и длинное, чем кухонный нож.

Поэтому, считать себя знатоком в холодном оружии было бы глупо, но то, что этот меч сильно отличается от остальных, я заметила. Первое, что в нём не так - это цвет сплава, из которого он сделан. Меч полностью коричневый - от кончика лезвия до набалдашника на ручке.

Бабушкино зеркало » Страшные истории

По всему лезвию идёт рисунок, из завитков и волнистых линий, а набалдашник сделан в виде головы дракона. Я заметила, что уже не в первый раз меч отвечает на мои мысли, будто слышит. В ответ раздалось приглушённое хихиканье. Затем меч продолжил свой рассказ.

То, что я услышала, с трудом укладывалось в голове. Маги какие-то, другие миры А если коротко, то в некотором царстве, в некотором государстве жили-были колдуны, ведьмы, маги, полубоги, одним словом, нечисть всякая. Чего-то там они не поделили, или поделили, но не так, как кому-то хотелось, и развязали войну. Причем, жуткую, используя не только обычное оружие, но и, соответственно, магию.

С каждым годом война становилась все беспощадней и беспощадней, эти ненормальные использовали все новые и новые силы. В конечном итоге они допрыгались, их действия привлекли личное внимание Творца.

Они это просекли и, чтобы избежать наказания, объединились, задумав пакость еще круче - призвали все силы, какие только можно было найти. Даже про четыре стихии вспомнили. Получился "компот", который назвали Пределом. Но ребятки на этом не успокоились. Понимая, что за устроенный бардак ответ придется держать все равно, они разделили этот самый Предел на девять частей - девять Сил. А чтобы самим не запутаться, где какая, сделали их разноцветными. Но и этого обнаглевшим беспредельщикам показалось мало.

Каждую из девяти Сил они поделили еще на три составных части: Дух, Меч и Дракон. После этого все девять Сил стали самостоятельными, осознающими себя личностями, наделенными способностью влиять на процесс развития определенного числа миров. Но для того необходимо было, чтобы Дух, Дракон и Меч объединились.

Кажется так, если я все правильно поняла. В магов там, ведьм. Их не бывает, это все детские сказки. А то, что мы тут с тобой болтаем, тоже сказка? Факт, что не я". Ты звала - я откликнулся". Да, было такое. Зацепившись взглядом за клинок, я невольно залюбовалась его узором. Даже и в голову не приходило, что оружие может быть таким красивым.

Ты ещё не поняла? Я Меч Предела, а ты - Дух! То есть мёртвая, да? Каждый раз встречаю одну и ту же реакцию на мои слова - тупость. Вы, люди, одинаково бестолковы, и модель поведения у вас стандартная. Хоть бы один раз попался подготовленный Хранитель, которому не пришлось бы объяснять прописные истины! Красивый Меч, необычный, так и притягивает взгляд. В боку что-то кольнуло, и я дёрнула рукой. Остро отточенный край лезвия рассёк мою ладонь.

Кровь быстрой струйкой потекла на Меч, заполняя собой выемки рисунка. Мне показалось, будто слышу, как кто-то причмокивает от удовольствия. Я опомнилась и сжала ладонь в кулак, чтобы остановить кровь. Как ни странно, но боль я не испытывала, даже когда порезалась - ничего не почувствовала.

Мне даже не пришлось тебя уговаривать дать немного крови". На моих глазах кровь, попавшая в канву рисунка, медленно исчезала. Она словно впитывалась в металл. И в туже секунду, когда последняя капелька просочилась в Меч, я осознала всё, что он говорил мне до. И про Владыку, и про Дракона. Само существование Предела стало понятно. Меч, словно сытый кот, урчал и переливался всеми оттенками коричневого цвета.

Идёшь со мной или останешься тут? Но теперь, когда слияние всё равно произошло, тебе будет сложно жить в этом мире". Я возьму тебя с. Либо ты идёшь со мной, либо отказываешься и возвращаешься домой, но я останусь. И теперь представь, что все годы, которые тебе суждено прожить на Земле, ты будешь слышать меня и ощущать прикосновение Предела, но уже не сможешь ни избавиться от этого, ни изменить ситуацию.

Думать я не люблю, а уж тем более, когда надо принять ответственное решение. И в этом мире я ни кто-то, а важная персона. Но не всё так радужно - на меня возлагается большая ответственность за тот мир. А вот именно это я и не люблю - ответственность! Хуже некуда принимать решение за других, распоряжаться их судьбами. Я одиночка - отвечаю исключительно за свои поступки и ничьи. От одной только мысли об ответственности у меня зубы сводит.

С другой стороны - интересно всё. Не каждый день становишься Хранителем и тем более, не каждый раз предлагают путешествие в иномир. Мой рюкзачок лежал неподалёку. Я подцепила его за лямку Мечом и подтянула к. Я согласна идти с. Зря, что ли, последние два года сны тебе проецировал, зря, что ли, сегодня весь вечер, пока ты шла из кино, люки у тебя на пути открывал?

До меня дошло, кто является причиной моей двухгодичной бессонницы. Если бы я знала, то Возмущению моему не было предела.

Меч Перемен не должен вести себя как базарная торговка, направо и налево расхваливая свой товар". В его голосе звучали печальные нотки. Рано Меч расстроился - это он меня не знает. Теперь-то я точно пойду с. Хотя бы для того, чтоб мотать ему в отместку нервы, как он мотал их мне в течение двух лет.

Поняв, что я не собираюсь менять решение, мой болтливый друг вновь оживился. Чтоб ты смогла ко мне попасть. Как бы мы с тобой еще встретились?

Я хоть и худышка, но не настолько, чтобы солдатиком, не ударившись об стенки, провалиться в коллектор. Многому же тебя учить придется Вот чего он обзывается? Пожил бы в детском доме, я бы на него посмотрела. Кто мне там будет про все это рассказывать?

Про иные миры, про магию, кто? И потом - не верю я в магов и волшебников, совершенно не верю. Технология - это да, а "крибли-крабли-бумс" - оставьте для малышни. Меч то ли вздохнул, то ли хихикнул, я не поняла, только что-то в этом звуке было настораживающее и многообещающее.

А ты так и будешь меня в руке носить? И потом, кто тебе сказал, что мечи носят в рюкзаках? Для этого существуют ножны". Я огляделась вокруг, рассчитывая, что сейчас появится ещё одна ниша, в которой будут лежать ножны Меча.

Но ничего такого не произошло. Я забыл сказать тебе одну вещь - видишь ли, в качестве ножен Мечи Предела привыкли использовать позвоночник Хранителя. То есть мои ножны - это твой позвоночник". От его слов меня передёрнуло. Он в своем уме?! Перед глазами встали картинки из сна, когда незнакомцу в позвоночник втыкали меч.

Видение отозвалось острой болью в спине. Думаешь, мне там будет комфортнее? Я задохнулась от ярости. Мучил меня два года, а теперь ещё и издевается! Потерпи ради дела, хорошо? Обратно теперь не отмотаешь, данное обещание не заберёшь. Голова наклонилась вперед, а рука сама направила острие клинка в шейный позвонок. Такой боли я никогда раньше не испытывала. Даже в кошмарных снах она и то была на порядок меньше. Но Меч не обманул - через мгновенье боль исчезла, а вместо неё по телу разлилось успокаивающее тепло.

Я нагнула голову, и рукоять сама появилась из шейного позвонка. Попробуй отвечать мысленно, а то со стороны ты действительно похожа на городскую сумасшедшую". За время нашего общения, я привыкла к его голосу и перестала напрягаться из-за.

Напрягало другое - холодный коллектор. К тому же, я страдаю клаустрофобией в лёгкой степени. Находясь в замкнутом пространстве, я не бьюсь в истерике, но начинаю сильно нервничать.

Ты обещал меня вывести на поверхность". Я стояла на берегу лесного озера. Глава 2 Итак, моя жизнь резко изменилась, сделав разворот на сто восемьдесят градусов. Вот - я, вот - другой мир и Меч в моем позвоночнике. Озираясь по сторонам, я с интересом разглядывала то место, куда перенёс меня Меч. Тёмный и холодный коллектор сменила яркая, насыщенная красками лесная поляна.

Светило солнце, мимо меня проносились стрекозы, где-то в траве скрипели кузнечики - полная идиллия. Деревья, растущие в лесу, ничем не отличались от Земных. Если бы Меч не предупредил, что переносит в иномир, я бы решила, что нахожусь где-то в Подмосковье. Я сделала глубокий вдох. Воздух чистый, свежий, и не идёт в сравнение с нашим, загазованным.

В нескольких метрах от меня находилось небольшое озерцо с прозрачной водой. Сказка, да и только! В наших краях захочешь и не найдёшь такое место, а тут - пожалуйста.

Словно по волшебству и лес тебе, и озеро и красивая поляна. Интересно, в чём подвох? Но, сейчас это не важно. Обхватив голову руками и подставив лицо солнцу, я наслаждалась свободой. Мою медитацию прервало странное покалывание по всему телу. Появилось ощущение, что внутри меня что-то происходит.

Меч молчал, пропустив вопрос мимо ушей. Может, хватит без моего ведома в моем же теле ковыряться? Здоровье поправляю, ну, и так еще, по мелочам". Интересно, что значит "по мелочам"? Это хорошо, конечно, коли здоровье поправляет, хотя серьезно болела я всего раза два.

В детдоме проще оставаться здоровой, дешевле выйдет. Не в смысле денег, а в том плане, что возиться с тобой никто не станет. Все, на что можешь рассчитывать - это неделя в изоляторе, чтоб не заразить остальных, да пара уколов в сутки, которые медсестра-маньячка впорет в мягкое место с нежностью садиста.

Пока Меч обживался, я решила отдохнуть. Не беда, что нет кровати - зелёная трава оказалась на редкость мягкой. Посмотрев на наручные часы, я с удивлением заметила, что они пошли, хотя в коллекторе не работали. Стрелки показывали четверть второго, только вот не понятно - ночи или дня.

Сидя в коллекторе, я потеряла счёт времени. День был в полном разгаре, но спать мне всё равно жутко хотелось. Закрыв глаза, я тут же погрузилась в сон. Как все-таки хорошо спать и не видеть никаких сновидений! За последние два года они измучили меня основательно.

Сколько я проспала - не знаю, Меч дал мне возможность отоспаться. Проснувшись, я поняла, что ощущаю себя совершенно иначе, чем до сих пор! Соня проснулась, - прокомментировал Меч мое пробуждение, - Как спалось? Впрочем, это не проблема, всего в нескольких метрах от меня плескалось озеро. Вода в нем была такая чистая и прозрачная, что умываться ей - одно удовольствие. Я присела на корточки, чтобы зачерпнуть воды и посмотрела на свое отражение.

Ты что со мной сделал?! Из озера на меня смотрела девушка с каштановыми волосами, уложенными в аккуратное каре.

знакомься это моя семья но же камни

Ты это называешь прической? Не смеши меня, не стоит". Честное слово, вот возьму и свожу тебя в это самое место на экскурсию. Поглядим - понравится или нет". Меч пробурчал что-то в ответ, но так тихо, что я ничего не разобрала. Ладно, волосы, это не самое главное, и с такими жить.

Вопрос теперь в другом - что делать дальше? Меч согласился заняться просветительской работой, но по дороге. Выбирай свой путь, Хранитель, и вперед! Солнце практически скрылось за горизонтом, но благодаря "работе" Меча над моим телом, глаза видели в темноте ничуть не хуже, чем днем. Интересно, а какие еще сюрпризы приготовил этот тип? Впрочем, история этого мира интересовала меня значительно больше, чем собственное преобразование.

Сконструировал солнечную систему, назвав звезду Цейл, вокруг светила запустил семь планет, населив их различными формами жизни: Фантазия у Владыки бурной оказалась, понапридумывал всякой всячины. Пестовал он своих подопечных, растил, помогал развиваться, давая знания, оберегая от напастей. Но даже самая интересная и захватывающая игра со временем надоедает Дети его выросли, встали на ноги.

Государства на всех семи планетах достигли высокого технологического уровня, и подошли к рубежу освоения космоса. После ухода Владыки я стал ждать, когда Дух выберет нового Хранителя. Кстати, совсем забыл тебе сказать: Почему именно так - я не знаю.

В тот раз мне повезло - нужный человек родился всего через каких-то триста лет. Новый Владыка Предела продолжил начинания своего предшественника, к населенным мирам он относился с не меньшей нежностью и любовью. Под его присмотром произошел выход в космос и встреча жителей всех семи планет. Это было колоссальное событие!